«Половина Подола - уже фейковых город». Олег Дроздов - об украинской архитектуре - DTF MAGAZINE

  1. - В украинской архитектуре сейчас период «застоя» или «перестройки»?
  2. - А насколько вообще оправдано пользоваться советской терминологией по нынешней украинской архитектуры?
  3. - Ландшафт меняет человека или человек - ландшафт? Как архитектор вы, наверное, скажете, что человек...
  4. - Насколько Харьков обречен, если говорить об архитектуре?
  5. - Если взять все эти факторы и примерить в Харьков?
  6. - Почему вы остаетесь жить в Харькове?
  7. - Есть ли жизнь после хрущевок? Часто слышать, как говорят, что вот-вот, еще несколько лет и оно все...
  8. - Что вы думаете о романтизации и эстетизацию спальных районов? Этим как художественным средством...
  9. - Построить церковь и построить тюрьму: если бы вам поступило таких два предложения и надо было бы...
  10. - Театр на Подоле не вводят в эксплуатацию, мероприятия «Гогольфесту» отменили. Что вы об этом думаете?...
  11. - То есть людям было не важно, что речь идет о театре?
  12. - Можно ли сказать, что конфликт с театром на Подоле является победой ретроградов?

О театре на Подоле снова заговорили. На прошлой неделе Киевский городской председатель Виталий Кличко заявил, что помещение, где планировали провести ряд театральных событий десятого «Гогольфесту», рано вводить в эксплуатацию. Пока идут споры и собираются подписи под петициями, DTF Magazine поговорил с архитектором театра о современной украинской архитектуре, искусственность Подола и эстетизацию спальных районов

В лег Дроздов - архитектор театра на Подоле и один из самых авторитетных специалистов в современной украинской архитектуре. Его бюро DROZDOV & PARTNERS, основанное 20 лет назад в Харькове, где и реализован наибольшее количество проектов, участвовало в международных выставках от Нидерландов в Южной Корее, а театр на Подоле называют самым громким проектом Дроздова.

- В украинской архитектуре сейчас период «застоя» или «перестройки»?

- Мне кажется, мы где-то между этих периодов - на пути от застоя к изменениям. Мы находимся в достаточно транзитном состоянии. Сменилось поколение, которое ничего не решает, и у него меньше постсоветских референций в голове. Что главное - это поколение выступает в роли заказчика, и в соответствии с этим будет формироваться среду. Но говорить о том, что в нашей национальной архитектуре какой-либо ренессанс, еще рано.

- А насколько вообще оправдано пользоваться советской терминологией по нынешней украинской архитектуры?

- Вполне возможно и оправдано. Но что такое архитектура? Это тот дискурс, который ведется вокруг профессии, это возведенные дома, это нарисованные проекты, которые вообще живут своей отдельной жизнью где-то на международных конкурсах - это вот такие основные понятия в широком смысле. А если говорить о материальной архитектуру, то она абсолютно советская. Она соткана из советских генов и в соответствии с советских норм. Архитектура стала спекулятивной, дома стали экстремально большими и, несмотря на это, не менее «совковым».

Архитектура стала спекулятивной, дома стали экстремально большими и, несмотря на это, не менее «совковым»

Один из проектов бюро DROZDOV & PARTNERS. Концепт-проект гостиницы в Киеве (ул. Эспланадная, 17)

- Ландшафт меняет человека или человек - ландшафт? Как архитектор вы, наверное, скажете, что человек меняет ландшафт, а как житель Харькова?

- Это абсолютно взаимосвязанные процессы. Среда обитания влияет на ментальные привычки жителей. В то же время эти же приобретенные привычки могут кардинально менять пространство.

- Насколько Харьков обречен, если говорить об архитектуре?

- У каждого города бывают трудные времена. И здесь все зависит от многих факторов: кто населять город, что будет происходить с обществом и профессионалами в этом обществе.

- Если взять все эти факторы и примерить в Харьков?

- Трудно вынести какой-либо приговор. Я могу сказать, что жители города, как и сам город, как и страна, находятся в ментальной кризисе. Но появляются новые среды, которые демонстрируют свою работоспособность, - публичные места с коммерческим частью. Я надеюсь, что это такой очень нужен этап, после которого будут появляться те же публичные пространства, только уже без коммерциализации.

- Почему вы остаетесь жить в Харькове?

- Харьков является удобным, исторически прекрасным городом, здесь хорошая концентрация героев. И, наверное, главное - то, что я привык к этому городу. Поэтому не всегда могу быть объективным: иногда закрываю глаза на вопиющие проблемы или наоборот - критикую то, чего на самом деле нет.

- Есть ли жизнь после хрущевок? Часто слышать, как говорят, что вот-вот, еще несколько лет и оно все рухнет. Как вы считаете, это станет внезапной катастрофой или процесс будет ползучим?

- Стоит сказать, что качество жилья катастрофически снизилась за последние три-четыре года. То, что строят сейчас, особенно на окраинах Киева, - это настоящие тюрьмы. И в этом смысле, многое из того, что сейчас понастроили, состарится раньше, чем хрущевки. С точки зрения всех возможных городских или архитектурных требований - это шлак и мусор, а не новостройки. А кирпичные хрущевки - они вечны. Там только стоит вопрос технического совершенствования. Хрущевки выполнили свою миссию - люди из бараков, от голода и холода получили нормальные условия. Настоящие проблемы будут с панельными домами. Это конструктивно сложная огромная штука, и возникнет вопрос утилизации огромного количества бетонных панелек. Но на самом деле - это нормальное проектное задание, которое можно решить.

Но на самом деле - это нормальное проектное задание, которое можно решить

Реализован проект бюро DROZDOV & PARTNERS. Торгово-офисный центр Ave Plaza в Харькове

- Что вы думаете о романтизации и эстетизацию спальных районов? Этим как художественным средством сейчас пользуется много людей, от дизайнеров к музыкантам. Как вы относитесь к такой изобразительного искусства и чем сегодня спальные районы?

- Должна быть одинакова любопытство как к «исторически красивых» мест с туристских открыток, так и в спальные районы. А так получается, что есть младший сын, который еще не ходит в школу, то его можно и не мыть. Так мы относимся к нашему городу. Мы живем в парадигме фейковых медиамиста и никогда не говорим о том, что большинство живет неизвестно где и неизвестно чем. Когда кто-то говорит: «Я - харьковчанин», то имеет в виду несколько открыток, с которыми себя ассоциирует. Ни в коем случае не идет об огромной Салтовку, которая в сто раз больше центр. Нужно стремиться создать город с равными условиями существования в разных его частях.

- Построить церковь и построить тюрьму: если бы вам поступило таких два предложения и надо было бы выбрать одну - за реализацию которой вы бы взялись? Почему?

- Я в клерикальному строительстве не разбираюсь, это очень специфический тип проектирования. А тюрьма - это достаточно важный социальный проект. Есть много приличных тюрем, где у человека есть надежда. Доказано, что в обществе, в котором меньше ненависти и наказаний, меньше и преступлений. А тюрьма мало чем отличается от отеля по типологии, там есть много возможностей сделать хорошую архитектуру.

А тюрьма мало чем отличается от отеля по типологии, там есть много возможностей сделать хорошую архитектуру

Реализован проект бюро DROZDOV & PARTNERS. жилой дом в Харькове

- Театр на Подоле не вводят в эксплуатацию, мероприятия «Гогольфесту» отменили. Что вы об этом думаете? Или ожидали такое продолжение конфликта вокруг театра?

- Сказали, что нужна еще дополнительная технологическая экспертиза, которая просто заняла время. Она уже должна закончиться, но не закончилась. И Кличко, в этом смысле, решил просто умыть руки. Главный урок с театром на Подоле показал, что наше общество, а точнее различные его части, живет в совершенно отличных ценностных и ментальных контекстах. И что обидно - нет моста, нормального диалога. Это, безусловно, очень важный конфликт, который показал, что нам многое надо в обществе обсудить: что такое общественное среду, городская эстетика, является хорошим, а что - плохим. Но главное, что меня поразило в этом конфликте - почти никто не говорил, что это новая, важных для города учреждение. А это главное. С этого начинается диалог: надо или не надо. А речь идет о новой институт со своей миссией и месседжем - и это должно было быть точкой отправления в дальнейшей дискуссии.

- То есть людям было не важно, что речь идет о театре?

Абсолютно. Это как с церковью - там свои специфические условия существования в городе. Это очень важный момент, нельзя это здание сравнивать со всеми остальными. Мы просто убедились, что конструктивного дискурса об архитектуре у нас просто нет. И поэтому этот конфликт важен - он сдвигает процесс с мертвой точки.

И поэтому этот конфликт важен - он сдвигает процесс с мертвой точки

Театр на Подоле. Подробнее читайте здесь

- Можно ли сказать, что конфликт с театром на Подоле является победой ретроградов?

- Этот конфликт показал, что это все перемешано с политикой. Также он показал, что состояние общих дел надпоганий. Мы живем во власти мифов, и настоящая жизнь мало кого интересует. Этот Киев, который боролся с театром, его придумал Щербицкий ( Владимир Щербицкий - советский партийный деятель - прим. DTF Magazine) в 80-е годы. Укрреставрация начала заново его проектировать, и на самом деле половина Подола - это уже фейковых город. Это узаконенная ложь. Этой истории уже 35 лет, за которые все историческое достраивалось, перестраивалось так, что специалисту иногда трудно разобраться, где там настоящее, а где «подкрашенное». Такие методы запрещены во всем мире, потому что это надувательство последующих поколений. Говорят, что есть еще одна такая страна - Македония, где полно подобных подмен и преступлений перед исторической памятью. У нас в этой лжи уже выросли поколения, и это ужасно.

Подробнее с проектами Олега Дроздова и бюро DROZDOV & PARTNERS можно ознакомиться на официальном сайте.

Обложка и фото с Олегом Дроздовым Екатерина Переверзева

Подписывайтесь на DTF Magazine в Facebook и Twitter .
Также подписывайтесь на нашу еженедельную рассылку внизу страницы.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделить фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter.

В украинской архитектуре сейчас период «застоя» или «перестройки»?
А насколько вообще оправдано пользоваться советской терминологией по нынешней украинской архитектуры?
Ландшафт меняет человека или человек - ландшафт?
Насколько Харьков обречен, если говорить об архитектуре?
Если взять все эти факторы и примерить в Харьков?
Почему вы остаетесь жить в Харькове?
Есть ли жизнь после хрущевок?
Что вы думаете о романтизации и эстетизацию спальных районов?
Что вы об этом думаете?
То есть людям было не важно, что речь идет о театре?